Статья.

Размышления на заданную тему

Размышления на заданную тему
Е.Порошенко (15.04.2006)

Новосибирский Академгородок... Какие слова ассоциируются у вас с этим названием? У меня таких слов-ассоциаций два: «наука» и «лес». Казалось бы два совершенно не связанных между собой слова, однако академику АН СССР М.А. Лаврентьеву удалось их связать.

Помню, как перед поездкой в Летнюю школу СУНЦ НГУ я спрашивал у родителей, что же такое Академгородок. Их объяснения поначалу поставили меня в тупик: я хорошо мог себе представить деревья, посаженные в городе, но чтобы город в лесу – это было выше моего понимания. Для того, чтобы осознать, что такое возможно, мне потребовалось самому все увидеть, а увидев, я просто влюбился в Академгородок. Действительно, это место уникально, такого единения природы и цивилизации в наиболее прогрессивном ее виде (ибо что есть наука, если не передний край цивилизации) нет пожалуй нигде.

Михаил Алексеевич Лаврентьев и его последователи очень хорошо понимали, что нужно ученому для работы: прежде всего тишина и покой, чтобы шум и суета, которые обычно бывают в больших городах, не отвлекали от работы; близость места работы от места проживания; окружающая обстановка, способствующая мыслительному процессу (а что может лучше служить этой цели, чем прогулки по лесу).

Возможности для проведения досуга тоже были подобраны идеально (правда это было сделано уже позже). С одной стороны, как и любому человеку, ученому тоже нужен отдых, поэтому появился кинотеатр (в последствии д\\к «Академия»), Дом Ученых с большим концертным залом, в котором идут почти те же концерты, что и в Новосибирской Филармонии. Кроме того, теннисные корты возле институтов и окружающий лес дали возможность получать ученым столь необходимую им физическую нагрузку (летом -- игра в теннис, зимой – ходьба на лыжах). В то же время мест для проведения культурного досуга не было слишком много, чтобы не отвлекать ученых от работы, а студентов одного из ведущих университетов страны – от учебы.

Таким образом, в Академгородке сложилась своя особая атмосфера, он стал действительно идеальным местом для научной работы и был им до недавнего времени. Однако сейчас научное будущее Академгородка находится под большим вопросом...

Все началось в конце 90-х годов, когда стали по-тихоньку появляться элитные дома на ул. Академической. После того, как это строительство осталось незамеченным, появились высотки на ул. Ильича и ул. Коптюга. Сейчас же возникла совершенно грандиозная по своим масштабам мысль о перестройке Академгородка с целью строительства Технопарка, а также расширения Новосибирского государственного университета.

Как и любое начинание такого масштаба, оно имеет как своих сторонников, так и противников. Первые ставят акцент на развитии Академгородка, «продолжении дела Лаврентьева», вторые концентрируют внимание на экологических проблемах.

Казалось бы, сторонников развития можно понять и признать правильность их отношения к создавшейся ситуации. Однако давайте рассмотрим проблему более детально. Основной вопрос, который следует задать: «Зачем это все нужно и что из этого получится?». Итак:

НГУ:

По словам нынешнего ректора НГУ Н.С. Диканского университет уже исчерпал свои мощности, многим студентам приходится учиться в спорткомплексе, а аудитории в двух учебных корпусах заняты с 9 до 21 часа. Это действительно так, вот только не следует рассматривать этот факт в отрыве от истории развития НГУ. До конца 90-х годов такой проблемы не было. Я сам учился в то время в НГУ и хорошо помню, что после 12:30 достаточно легко было найти свободную аудиторию.

Проблема появилась в тот самый момент, когда ректор НГУ решил открыть несколько новых факультетов. Казалось бы ничего плохого, вот только весь вопрос в том какие факультеты открывались и зачем. Только вдумайтесь, появились юридический факультет, факультет психологии, факультет журналистики, факультет иностранных языков, факультет информационных технологий. Напомним, что НГУ создавался, как университет, готовящий молодых ученых, а среди вновь вышеперечисленных факультетов только первые два могут претендовать на какую-то связь с наукой и научной деятельностью. Однако, даже эти факультеты не имеют научной базы в виде научно-исследовательских институтов и необходимого количества ученых, работающих в соответствующих направлениях, которые бы могли преподавать на этих факультетах. А ведь основным принципом обучения в НГУ является принцип доступности научно-исследовательских институтов и их ресурсов для студентов, которые начинают заниматься исследованиями иногда даже с 1-2 курсов, а так же идея передачи опыта от ученых студентам. Таким образом, даже ЮФ и ФП вряд ли могут претендовать на то, чтобы готовить ученых по данным направлениям. Про остальные факультеты и говорить не приходится, например, при образовании ФИТ с самого начала постулировалась идея подготовки «промышленных программистов».

Зачем все это было нужно? Все очень просто, ректор захотел быть переизбранным, вот и решил пойти наиболее простым способом, организовать новые факультеты и получить большинство голосов, обеспечив совершенно нелогичное представительство всех факультетов в Ученом Совете НГУ, когда и ФИЯ с набором в 20-25 человек в год и ММФ, где только бюджетных мест 250, имели одинаковое число представителей. Вообще о «чистоплотности» Диканского говорит хотя бы тот факт, что он, вначале организовав «демократическое» начинание в виде интернет-форума для обратной связи, где можно было обсуждать его деятельность, закрыл его, когда оказалось, что чуть ли не большинство студентов и преподавателей думают не так, как он. Кстати говоря, именно Диканский закрыл отделение экологии на ФЕН, а это отделение имело к науке гораздо больше отношения, чем все вновь открытые факультеты вместе взятые...

Таким образом, недостаток площадей в НГУ вызван не естественным расширением НГУ, а искусственными причинами. Можно, конечно, говорить, что создание этих факультетов было вынужденной мерой, чтобы ликвидировать в НГУ дефицит финансирования, однако тогда напрашивается вопрос, куда уходят эти деньги, если в НГУ преподаватели получают зарплату исключительно в соответствии с ЕТС, в отличие от других вузов, где еще идет доплата из внебюджетного финансирования.

Следующий вопрос, нужно ли НГУ расти? Сейчас, по самым оптимистичным оценкам, в науке остаются 15% выпускников университета. Немалая часть из них прикладывают всевозможные усилия, чтобы уехать в Европу или в США, так что в СО РАН остаются буквально единицы. Что будет если университет увеличить? Легко понять, что количество идущих в науку не увеличится, ибо сейчас и так в НГУ идет большинство лучших выпускников школ соседних регионов, соответственно увеличение набора не повлечет увеличение притока молодых ученых, а даже наоборот явится причиной снижения среднего уровня студентов. К тому же не следует забывать, что сейчас год от года число абитуриентов снижается, потому что в начале 90-х годов был демографический спад. Так зачем нужно увеличивать НГУ, который и так (не без помощи вновь образованных факультетов) год от года сдает позицию во всероссийском рейтинге вузов (конечно, нельзя назвать этот рейтинг объективным, но динамика его изменения тем не менее отражает падение уровня университета )? Наоборот нужно уменьшить набор на все факультеты, чтобы поднять уровень студентов и, как следствие, уровень образования. А для этого не нужно строить новых корпусов и вырубать лес.

Кстати говоря, а кто будет работать в университете, если его так сильно расширят? Вряд ли найдется много желающих работать, получая 2000-3000 рублей в месяц, работая преподавателем на ставку, так что средний уровень преподавателей так же упадет очень сильно.

Теперь посмотрим на вопрос с другой стороны. Принято решение расширять НГУ, хоть это и будет означать крах вуза в его нынешнем качестве. Однако так ли необходимо строить корпуса именно по нечетной стороне ул. Пирогова? Опять же легко понять, что данное решение опять-таки не является единственно возможным. Никто не мешает построить корпуса НГУ на пустыре за микрорайоном «Щ» по дороге в Кольцово, например. Есть возражения по поводу того, что ездить с одного места в другое неудобно, однако никто не мешает, организовать второй кампус, где будут учиться, например, только студенты-гуманитарии, а существующие два корпуса освободить для остальных факультетов. Кроме того, возможен и другой вариант решения проблемы, можно расширять университет не в стороны, а ввысь, постепенно снося существующие здания, например, те же общежития и строя на их месте новые, но уже не 5, а 9-12 этажные. То же самое можно сделать и с учебными корпусами. Я не спорю, что это требует вложения средств, но это сбережет от вырубки лес. Кроме того, если сейчас не заняться перестройкой общежитий, то что будет с ними, когда они полностью выработают свой ресурс, будем ждать пока они полностью развалятся? Все равно придется их сносить, так зачем ждать, если можно сделать это сейчас?

Кстати, в США, например, старые здания на кампусах сносят и вместо них строят новые, а здания, находящиеся за пределами кампуса наоборот часто перестают использовать. Кто нам мешает тоже использовать все возможности участка земли, на котором находится НГУ? Там можно построить если не десяток корпусов, как было обещано Диканским, то по крайней мере 2-3 --- это уж точно.

Технопарк:

Теперь поговорим о другой части проекта, еще более грандиозной, нежели строительство НГУ. Опять же с одной стороны, можно сказать, что начинание это благое, однако это так лишь только с одной стороны. Когда идея технопарка только появилась, кто-то из журналистов очень метко окрестил его «Силиконовой тайгой». Конечно, этому эпитету придавалась положительная эмоциональная окраска. Однако давайте проследим параллели, которые навели этого журналиста на такое сравнение. Конечно же это «Силиконовая долина» в Калифорнии – место где тысячи программистов со всего мира работают на компанию Microsoft. Возникает естественный вопрос: «А причем здесь наука?» Судя по всему – ни причем. Собственно развитие технопарка и не послужит толчком к науке, как бы нас ни пытались убедить в обратном. Кое-кто из ученых-прикладников может быть и найдет там точку приложения своих сил, но то что подобная смена рода деятельности скажется на их научном потенциале далеко не лучшим образом, очевидно. В любом случае даже самая прикладная наука работает на перспективу, поэтому она бесконечно далека от самого наукоемкого производства, которое работает на получение прибыли чем быстрее, тем лучше. Что касается фундаментальной науки, которой Новосибирский Академгородок славился с момента своего основания, ей придет конец, равно как и вообще Академгородку, как научному городку. Это легко прогнозировать. Даже сейчас, когда Академгородок не может предложить большого числа рабочих мест во вненаучных отраслях, цены на недвижимость в нем – одни из самых высоких по городу. Это связано с тем, что очень большое число людей (в частности выпускники НГУ) хотят жить именно тут, часть из них работает в софтверных компаниях, которых и так уже достаточно много в городке, другая часть готова смириться с неудобствами постоянных поездок в центр города на работу.

Так что же будет после появления технопарка? Цены на недвижимость либо взлетят до небес, а они и сейчас таковы, что у молодого ученого нет возможности приобрести жилье, либо будет построено огромное количество жилья (эта альтернатива более вероятна), в итоге Академгородок из уникального места единения природы и цивилизации превратится в обычный район города, закованный в стекло и бетон. Если уж такова перспектива развития Академгородка, то не проще ли найти место для технопарка где-нибудь в городе? В этом случае те, кто хочет жить в пыли и грохоте города, смогут жить там, но останется место и для тех, кто любит тишину и близость природы.

К сказанному следует добавить, что и по уровню цен на продовольственные продукты Академгородок тоже сейчас далеко не самый дешевый район Новосибирска. Основная причина этого опять же в том, что кроме ученых, которые, к сожалению, не относятся к наиболее обеспеченным слоям нашего населения, в Академгородке достаточно много людей с гораздо большим уровнем доходов, в основном это программисты, хотя встречаются и специалисты в других областях. Обычно это выпускники НГУ, которые решили не заниматься наукой, но тем не менее предпочитают жить в Академгородке. С появлением технопарка таких людей станет подавляющее большинство и по законам рыночной экономики установится такой уровень цен, что ученые просто не смогут жить. Особенно это касается молодых ученых, которым останется только уехать за рубеж или уйти из науки.

Вот такая перспектива ожидает Академгородок в случае если его развитие пойдет по предполагаемому пути. Так почему же общественность Академгородка не объединит усилия для борьбы против осуществления этого губительного для науки плана? Если внимательно проанализировать мнение всех сторонников «развития», то можно сделать очень печальный вывод: все они используют термины «развитие» и «продолжение дела Лаврентьева» только для прикрытия своих эгоистических мелочных интересов.

Один из аргументов этих людей в пользу строительства – это то, что «Лес между ул Пирогова и Бердским шоссе --- больной». Хотелось бы знать откуда такое мнение. Подобные вещи можно говорить о лесе между ФМШ и пр Коптюга, но лес по нечетной стороне Пирогова нельзя назвать больным. К тому же это – действительно лес, а не лесопосадки. Однако даже если бы этот лес был больным, неужели это достаточное основание для его вырубки с последующей застройкой? Хочется спросить людей, считающих так: «Как вы отнесетесь к тому, что при насморке вам скажут, что нужно ампутировать нос, а при переломе руки – руку?», про конъктивит я вообще молчу.

Еще один из аргументов, которые мне приходилось слышать – это утверждение о том, что в Академгородке уже давно не строится жилье. Да, жилье долгое время не строилось. Однако зачем его строить, если сейчас ученых с каждым годом остается все меньше и меньше, да и вообще в Новосибирской области сейчас наблюдается отрицательный прирост населения.

Многие хотят не только жить, но и работать в Академгородке, не задумываясь, что Академгородок место для жизни и работы ученых, которыми они не являются. Таким людям хочется напомнить одну африканскую пословицу: «В деревню, где живут одноногие, человек должен приходить на одной ноге». Уж если вы не имея отношения к науке решили жить именно здесь, то будьте добры подчиняться тому укладу, который сложился задолго до вас.

Другая категория считает, что в Академгородке слишком слабая инфраструктура. Этим людям необходимы магазины, развлекательные центры и так далее. Повторюсь, что цены на недвижимость в Академгородке одни из самых высоких, поэтому эта категория людей может приобрести жилье почти в любом месте Новосибирска с его ночными клубами, барами, театрами и так далее.

Третья категория – это студенты, ратующие за расширение университета. С одной стороны, их можно понять: «дырявое» расписание и контрольные по воскресеньям приводят к тому, что они начинают видеть в увеличении числа корпусов панацею. Однако хочется спросить этих студентов: «Почему вы решили поступать именно в НГУ?» -- основная масса, я уверен, ответит, что диплом НГУ имеет достаточно большую ценность на рынке труда (к сожалению, основная масса ответит именно так, сейчас уже мало кто интересуется знаниями, которые дает НГУ, абитуриента в первую очередь интересует именно ценность диплома для их потенциального работодателя). Эта категория забывает о такой простой вещи, что изделие ручной работы ценится в разы дороже, чем подобное изделие, сошедшее с конвеера. Сейчас ректор настроен превратить НГУ именно в конвеер, неужели еще кто-то столь наивен, чтобы надеяться, что ценность диплома НГУ (я уже не говорю о качестве полученных знаний) останется на том же уровне?!

Кстати, о воскресных контрольных: насколько я знаю, в основном подобное практикуется на ФЕН. На этом факультете самое напряженное расписание: пять пар в день это нормальное явление, вряд ли контрольные будут проводиться на шестой, даже если все поточные аудитории будут свободны.

Самое грустное, что сторонники развития есть и среди молодых ученых. В основном они надеются на то, что подобное развитие даст им возможность приобрести квартиру в Академгородке. Мне искренне жаль этих людей. Внимательно прочитав изложенное выше, можно легко понять, что надежды эти беспочвенны: в случае если развитие пойдет по существующему сценарию, ученым не достанется ничего, как не досталось в тех высотках, которые я уже упоминал. Максимум, на что они смогут надеяться, это на падение цен на недвижимость, когда Академгородок будет застроен полностью и превратится в ничем не примечательный район города.

Таким образом, если вдуматься в существующую перспективу развития Академгородка, то легко понять, что, вырубленные деревья послужат материалом, из которого будет сделан роскошный гроб для Науки в Новосибирске. Мы уже фактически уничтожили авиастроение, летаем в космос, как в гости, в то время как там вовсю хозяйничают американцы, так давайте еще уничтожим науку, а сами полностью превратимся в сырьевой придаток Запада!

Е.Порошенко,
кандидат физико-математических наук


Назад