Статья.

Реквием зеленой зоне Академгородка

Реквием зеленой зоне Академгородка
А. Дудников (15.09.2006)

Дорогая редакция «Навигатора»! Ваша замечательная газета неравнодушна ко всем проблемам Городка, и в том числе к вырубке его лесов. К сожалению, эта проблема скоро прекратит существование сама собой – в течение ближайших недель будет пройдена критическая точка, за которой остановить процесс уничтожения зеленой зоны (как под маркой технопарка, так и вне ее) будет уже невозможно. Жители Городка достаточно единодушны в своем пессимизме – все попытки сохранить лес безнадежны (и тем не менее свежие новости об акциях защитников леса читайте на стр. 99, 100. – Прим. ред.). Разделяю его и я, но все-таки грустно молча сидеть, сложа руки, не попытавшись хоть что-нибудь сделать, пока еще остается немного времени. Я хорошо знаю Городок и его лес. Собственно, я в этом лесу родился, на ул. Пирогова, 25. Учился в НГУ, в этом году отмечаю 20-летие своей работы в СО РАН, и вот такой «подарок» на юбилей…

Лес Академгородка – явление уникальное. Значение, которое он играет как среда для работы ученых, переоценить невозможно. Лесной массив, протянувшийся сплошной полосой с западной стороны улиц Пирогова–Жемчужная–Мальцева, – это маленькое чудо. Конечно, лосей здесь, как 30 лет назад, уже не встретишь, но просто удивительно, как в городской черте могло сохраниться такое биоразнообразие сибирской тайги. Увы, в современных условиях российского капитализма это чудо будет уничтожено. Неизвестно, когда и как конкретно это произойдет, но финал неизбежен. Законы экономики неумолимы – лес будет вырублен и застроен просто потому, что это принесет фирмам-застройщикам большую прибыль. В условиях капитализма природный объект может быть сохранен, только если его охраняет закон. Йеллоустонский парк был бы давно застроен коттеджами вдоль и поперек, не будь он под охраной сурового американского закона. Лес же Академгородка защищен законом не более чем лес на далекой Колыме.

Вспомните атмосферу 1992 года. В новых условиях развал города науки казался неизбежным: «через полгода – сокращение 50% ученых, через год Академгородок – мертвый город». Но Валентин Афанасьевич Коптюг считал иначе, и наука в Сибири выжила и успешно развивается. Сейчас перед Академгородком стоят серьезные проблемы – прогнили коммуникации, разваливаются «хрущобы». В условиях недостатка государственного финансирования необходимость строительства технопарка очевидна. Задача колоссальная по сложности. Увы, выдающиеся организаторы науки, каким был академик Коптюг, явление такое же уникальное, как и лес Академгородка. Их, как такси, по телефону в случае возникшей необходимости не вызовешь.

Наверное, можно было не впихивать 10000 сотрудников технопарка и 5000 автомашин в узкий треугольник Пирогова–Лаврентьева–Коптюга, создавая шанхайское столпотворение и заставляя «растущий» НГУ вырубать сосновый бор. Наверное, можно было переместить эту грандиозную стройку всего на 800 м на восток, за ул. Инженерную. Здесь узкая полоса приобского леса уже кончается, идут березовые колки, а также ничто не ограничивает масштабов застройки. Наверное, можно было бы не уничтожать уникальные коллекции Ботсада к югу от ул. Академической, ведь на восток от ул. Терешковой район «поля чудес» и его северо-восточные окрестности представляют собой идеальную стройплощадку не то что для «микро» – для макрорайона. Говорить об этом можно сколько угодно, но у строителей уже готовы документы на вырубку леса.

Все требует развития. Грустно было бы, если б живопись остановилась в эпохе Возрождения и мы не узнали экспрессионизма. Вот только Дега и Матисс не писали свои картины поверх полотен Боттичелли. Они творили новое, но ни в коем случае не уничтожали шедевров прошлого. Нас пытаются убедить, что можно сделать новое, лучшее, уничтожив шедевр, созданный Михаилом Алексеевичем Лаврентьевым. Кто-нибудь верит?

А. Дудников,
кандидат биологических наук


Назад