Статья.

Интервью академиков И.Ф. Жимулева и А.Л. Асеева

Интервью академиков И.Ф. Жимулева и А.Л. Асеева
(17.11.2006)

Фото: В.В. Брыскин. На проспект Лаврентьева пришла зима. http://www.photo.academ.org

Академик Александр Асеев, директор Института физики полупроводников, ставшего одним из двигателей программы «Силовая электроника Сибири», которую создатели технопарка включают в число четырех приоритетных направлений:

Наш институт – фактически готовый технопарк, у нас велика роль прикладной компоненты, есть блестящие разработки, как собственно институтские, так и работающих при ИФП фирм (медицинский тепловизор, Фурье-спектрометр для экспресс-анализа химического состава жидкостей и газов, система контроля положения внутритрубных снарядов в нефтепроводах). Тем не менее, у меня есть сомнения по поводу нынешнего проекта строительства технопарка. Во-первых, не продуманы способы вхождения уже имеющихся малых фирм в технопарк, предлагается сначала построить здания, а потом уже решать, чем их наполнить. Во-вторых, производства – например, по силовой электронике - было бы логичнее размещать в Новосибирске, где находятся все заводы. А когда предлагают прорубить улицу и застроить ее 14-этажными зданиями (ключевой принцип Академгородка – малоэтажное строительство в зеленой зоне), я категорически не согласен. Это предлог для проникновения частного бизнеса в сердце Академгородка. Я не совсем понимаю, зачем нам нужен частный инвестор. Мне кажется, в создании технопарков определяющую роль должно играть государство. Иначе может возникнуть конфликт интересов тех, кто занимается фундаментальной наукой, и тех, кто делает бизнес. Слишком многое зависит от собственника, особенно в условиях отсутствия законодательной базы. Свежий пример – новосибирский завод «Экран», предприятие мирового уровня по выпуску электронной оптики, в результате многочисленных перепродаж стал крупнейшим в сибирском регионе производителем… бутылок.

Конечно, форма технопарка удобна для инвестиций, в том числе зарубежных. Но я как функционер, директор института, все время спрашиваю: где договора с инвестором, в которых прописаны все обязательства. Документы общественности не представлены.

Повторяю, идея технопарка неплоха, но ее необходимо тщательно проработать. Самый главный момент связан даже не с инновациями – они себе дорогу пробьют, дело в молодежи. Раньше все выпускники НГУ были нацелены идти в науку, теперь им необходим выбор, однобокость развития Академгородка должна быть преодолена. Технопарк такую возможность дает. Но речь о строительстве общежитий и домов для молодежи зашла лишь в последнее время, и это только небольшая часть проекта, уходящая на задний план на фоне элитного жилья. Кроме того, не стоит забывать, что инновационная деятельность несколько отличается от фундаментальной науки. К примеру, частный инвестор не будет вкладывать средства в покупку научного оборудования. Стоит оно обычно очень дорого, а прибыли не приносит. Дает только знания, которые еще надо трансформировать в деньги, в условиях России это путь очень тернистый. Вот где должно быть государственно-частное партнерство, а в нашем случае государство выступает в лице города и области, возможности которых крайне ограничены.

Расширенное заседание Ученого Совета Института физики полупроводников, поддержав решение о создании в ННЦ технопарка в целом, подчеркнуло необходимость обосновать количество производственных площадей с целью их минимизации, оформить юридически проработанные договора с инвесторами, определить порядок предоставления доступного жилья сотрудникам СО РАН и подготовить план строительства жилья для молодых сотрудников. Также решено поддержать резолюцию семинара Новосибирского отделения Вавиловского общества генетиков и селекционеров о создании природоохранной зоны Академгородка имени академика Лаврентьева с сохранением ее зеленого ландшафта и запрещением любого строительства на ее территории. Впрочем, об этом ниже.

Академик Игорь Жимулев, заведующий лабораторией молекулярной цитогенетики Института цитологии и генетики СО РАН, председатель Новосибирского отделения Вавиловского общества генетиков и селекционеров:

- Технопарк, Академгородок, наука в целом – звенья одной цепи, и их надо рассматривать вместе. В последние 15 лет, когда финансирование науки упало до катастрофически низкого уровня, многочисленные проблемы особенно остро проявились в таких местах, как Академгородок, где Сибирское отделение является градообразующим предприятием. Если СО РАН чего-то в городке не сделает, то этого не сделает уже никто. Коммуникации, не ремонтировавшиеся за все 50 лет существования Академгородка (сначала они были новые и не требовали ремонта, потом перестали вкладывать средства), грозят выйти из строя, в результате чего в любой момент нас может попросту затопить от разрыва канализации. Разрушены дороги, тротуары, страшно замусорены леса вокруг Академгородка. Не строится жилье. Молодежь фактически не закрепляется в институтах, в лучшем случае успевает защитить диссертации, а в худшем - прямо со студенческой скамьи устремляется в эмиграцию. Теперь еще вот и перманентное сокращение РАН объявили – кто же захочет идти работать в организацию, которую собираются на протяжении трех лет постоянно сокращать, где не строится жилье, и зарплата для молодого ученого в 2-3 раза ниже, чем для среднего жителя России.

И вот появляется частный инвестор. Он предлагает построить жилье, помещения для работы в бизнесе, в качестве обременения на строительство – заменить коммуникации. Кто же в этих условиях откажется от протянутой руки с деньгами? В обмен инвестор требует только, чтобы его учреждения размещались в самом центре Академгородка – тут и новый конгресс, и торговый центр, и гостиница в 50 метрах от уже существующей гостиницы и в 100 метрах от существующего огромного торгового центра. Это даст максимальную прибыль инвестору и, разумеется, никто уже не смотрит на то, что будут размыты сами принципы, заложенные М.А. Лаврентьевым при строительстве городка – город для фундаментальной науки и чтобы лучше работалось ученым, городок был спланирован как город-лес: дома и институты перемежаются большими участками лесов, что, собственно, и делает земли здесь дорогостоящими, а значит и привлекательными для инвестора. Непонятно только, почему мы должны стоять на страже его финансовых интересов.

Кроме этого, планируется строительство 60 коттеджей на территории коренных лесов, примыкающих к Центральному Сибирскому ботаническому саду, и жилье высокой степени комфортности. Поскольку доходы ученых крайне невелики, можно представить, кто будет покупать эти квартиры, и какой контингент заполнит Академгородок. Как написано в одной из местных газет, квартиру в городке купит богач, а научный сотрудник будет ездить на работу из соседнего города Бердска. Там стоимость жилья существенно ниже. Альтернативой данной ситуации могла бы быть государственная поддержка таких мест, как Академгородок, каковых в России немало. Однако, сейчас ситуация обратная: инвестор заинтересован строить в том месте, где самая дорогая земля – это автоматически повышает стоимость построенного жилья. А самая дорогая земля там, где больше всего леса.

В Академгородке два типа лесов – коренные леса и лесопосадки. Коренной лес – часть бывшего Приобского бора, на окраину которого М.А. Лаврентьев методом диффузной застройки гениально вписал городок. Но есть и лесопосадки – там деревья гибнут от корневой губки, заражая всю территорию. Я, в отличие от особо рьяных «зеленых», считаю, что часть лесопосадок можно грамотно и осторожно застроить, поместив здесь, например, Новосибирский Государственный Университет. А всю эту территорию либо застроить общежитиями, либо оставить как резерв для развития НГУ. В этом случае гигантское 24-этажное здание Университета можно было бы не строить на территории коренных лесов.

Хочу отметить, что нынешний план застройки, принятый Президиумом СО РАН, гораздо лучше предлагавшихся сначала. Там шла речь о масштабном строительстве в коренном лесу, потом стройку переместили в лесопосадки, но запланировали чудовищную плотность застройки. Сейчас – под давлением критики – в первой очереди осталось 5 домов, из них 2 жилых. Если бы этим все ограничилось, было бы замечательно. Часть производств было решено перенести на улицы Инженерную и Николаева, где вообще леса нет – еще лучше. К сожалению, есть еще загадочная следующая очередь строительства – 60 коттеджей на окраине Ботанического сада (юридически эта территория Ботсаду не принадлежит, а фактически – там всегда высаживались экспозиции, туда же ходят гулять жители Академгородка). С этими коттеджами история почти детективная – на одних планах они фигурируют, с других – таинственно исчезают. Между прочим, лес на окраине Ботсада очень хороший, хотя и замусоренный. Как было во времена Лаврентьева? Рассказывают историю: срубил аспирант елку под Новый год, принес домой, так его нашли и с позором из Академгородка выселили. Неужели 50 лет спустя будем гектарами рубить?

Еще удивительная ситуация: почему-то в вину Академгородковским лесам ставят их замусоренность и болезни. Особенно удивительно слышать это от научных чиновников, в функции которых входит поддержание порядка в Академгородке. Удивительно также и другое: в поддержание порядка в лесопарке ботанического сада, который считается гордостью всего Новосибирска, фактически не вкладывают средства уже много лет.

Собрание Вавиловского общества генетиков предложило создать в тех частях Академгородка, где есть коренной лес, несколько лесоохранных зон, привести в порядок, назвать парком имени Лаврентьева, и никогда там ничего больше не строить, как бы к этому не вынуждали чьи-то коммерческие интересы. А технопарк я предлагаю перенести всего на один километр – на восток от центра Академгородка за улицу Инженерную, где расположены мелкие березовые рощицы и пустыри. И в первую очередь надо построить жилье, причем его требуется очень много, а аляповатое 24-этажное здание Университета – в последнюю, чтобы их блеск не контрастировал с нищетой панельных перенаселенных студенческих общаг хрущевского периода.



Назад

© 2019 - GreenAcadem.org