Статья.

АЖС-1 проиграл оба иска о защите деловой репутации

АЖС-1 проиграл оба иска о защите деловой репутации
Александр Рудницкий (08.05.2008)

Политическую же часть деятельности по дискредитации  инициативной группы «Защитим город-лес Академгородок» (далее ИГ) и отдельных ее членов путем распространения инсинуаций, сплетен и даже доноса уважаемые члены Академии благородно оставили за собой. Методы и результаты деятельности членов Президиума на этом поприще, а также истинные масштабы юридических побед Президиума СО РАН над общественностью будут нами прореферированы отдельно. Здесь же мы рассмотрим только два примера, опровергающих заявление акад. Н.В. Добрецова.  


По признанию руководства СО РАН активисты «используют все возможности несовершенной судебной системы», то есть установленными законом способами обжалуют в суде противозаконные решения и действия Мэрии Новосибирска и СО РАН. Поэтому АЖС-1 и его учредители особое внимание решили обратить на публицистику активистов ИГ, считая скользкий путь возмещения морального ущерба все же более надежным, чем публичное обсуждение в суде собственных убытков и их непосредственных виновников.
АЖС-1 возбудило два иска по защите своей деловой репутации и возмещению морального ущерба в размере по 1 млн руб. в каждом иске против активистов ИГ Екатерины Зюбиной и Татьяны Куниной.

В первом иске речь шла о содержании листовки «Защитим город-лес Академгородок», во втором  – о сайте ИГ http://www.greenacadem.org/, на котором была размещена эта листовка, статьи Татьяны Куниной о состоянии гражданского общества в Академгородке и другие публикации. В суде по защите деловой репутации и моральном ущербе истец обязан доказать распространение информации ответчиком и ее характер, порочащий деловую репутацию истца, а ответчик – ее достоверность.


Юридическая безнадежность этой акции была очевидна любому сколько-нибудь сведущему человеку, а выбранные АЖС-1 нечистоплотные приемы борьбы и исполнители стали еще одним грязным пятном на его деловой репутации. Представитель АЖС-1 Константин Зиновьев представил двух свидетелей: Алексея Крестьянова – исполнительного директора АНО «Сибирский медиацентр» [2] и сотрудника Института ядерной физики Андрея Попова. Их показания о распространении листовки ответчиками были в суде опровергнуты, но главное – оказалось, что ни тот, ни другой лично от ответчиков листовку не получали. Отсутствие каких-либо других доказательств изготовления и распространения листовки лично Екатериной Зюбиной и Татьяной Куниной и предопределило решение суда. 


Забавно, что именно во время сенсационного заявления президента СО РАН акад. Н.Л. Добрецова 24.04.08 на общем собрании Сибирского отделения в Доме ученых, вынесенного в эпиграф, Новосибирский арбитражный суд принял решение отказать АЖС-1 и во втором иске. Аналогичное решение по первому иску АЖС-1 этот суд принял 20 декабря прошлого года.


Андрей Попов признался, что подал в местком заявление на получение квартиры. Поэтому он крайне заинтересован в успешном завершении строительства на пр. Коптюга. 


Свидетелю Алексею Крестьянову Татьяна Кунина высказала недоверие. Он горячо уговаривал участников собрания в Институте цитологии  и генетики в августе 2006 г.  учредить под его руководством общественную организацию для защиты интересов жителей Академгородка против произвола Президиума СО РАН и строителей. Позже они вместе с Константином Зиновьевым как сотрудники АНО «Сибмедиацентр» представляли интересы ИГ в судебных процессах против Мэрии. Оказалось, что это была разведка боем. На публичных слушаниях в январе 2007 г. он выступал уже как руководитель никому неизвестной общественной организации на стороне Президиума СО РАН и строителей. Когда же члены ИГ попросили его вернуть аванс, он с обезоруживающей наивностью заявил, что полностью выполнил свои обязательства. В августе 2007 г. зам. директора ИЯФ, директор АЖС-1 Николай Завадский обвинили в клевете участника ИГ Владимира Зюбина. Алексей Крестьянов в этом уголовном деле представлял интересы пострадавшего. 


Однако суд заслушал показания этих свидетелей. Сомнения Татьяны Куниной полностью подтвердились – показания Алексея Крестьянова изобиловали неточностями. Он показал, что на пресс-конференции в Доме журналистов Татьяна Кунина раздавала журналистам листовку. Но сам он, присутствуя только во второй половине этой пресс-конференции, не заметил, что тема пресс-конференции никак не была связана с экологическими проблемами Академгородка, что Татьяна Кунина рассказала на ней о нарушениях закона при подготовке Мэрией публичных слушаний. Он забыл, что в тесноте конференц-зала Дома журналистов лично раздавать листовку было физически невозможно. Хотя, по его словам, Татьяна Кунина лично вручала листовку в руки каждому журналисту, но сам он получил ее из рук своего знакомого. Он сообщил суду, что был на пресс-конференции с фотоаппаратом и все происходящее фотографировал. Но отказался  предоставить суду фотографии Татьяны Куниной, раздающей листовки, так как выбросил эти фотографии (надо полагать цифровые?). 


Андрей Попов случайно оказался около пикета в начале мая. Дату его он не помнит, как и содержания плакатов и подписных листов. Но он три четверти часа наблюдал, как ответчики раздавали листовки. Правда, сам он получить у них листовку не решился, но взял ее у прохожего, которому, надо полагать, Екатерина Зюбина и Татьяна Кунина вручили ее хором. Не интересуясь политикой, эту листовку он как нельзя кстати сохранил. Все эти замечательные подробности выяснились во время случайной беседы за десять дней до окончания процесса художника ИЯФ Андрея Попова с зам. директора Николаем Завадским, с которым по работе он не связан. Это встреча оказалась удивительно удачной, так как других доказательств участия Екатерины Зюбиной в распространении  листовки у истца не было. Да и не могло быть, поскольку по документам Управления общественных связей Мэрии г. Новосибирска Екатерина Зюбина не являлась организатором пикетов около ДК «Академия» в начале мая. А Татьяна Кунина вообще никогда пикеты не организовывала.  Так как оба свидетеля лично листовок от ответчиков не получали, ценность их свидетельских показаний оказалась равной нулю. Других доказательств своих обвинений у АЖС-1 не было.


 В апелляционную инстанцию Константин Зиновьев направил  документы, которые не имеют к существу дела никакого отношения. Он заведомо знал, что суд второй инстанции по закону ни их, ни какие-либо другие новые доказательства рассматривать не имеет права. Очевидно, что апелляция – имитация борьбы перед заказчиком, а дезинформация общественности – единственная цель данного процесса. Интересно, насколько этот юридический фарс удорожает стоимость строительства на пр. Коптюга. Возможно, руководство АЖС-1 задумалось над этой проблемой. Во всяком случае, три последних заседания Новосибирского арбитражного суда по второму иску  и его решения по иску принимались в отсутствии представителей истца. 


Свою профессиональную несостоятельность [3] Константин Зиновьев компенсирует дешевой агитацией в СМИ. Судя по его интервью газете «Твой городок» №2 (193) от 21.01.08, Константин Зиновьев сильно надеялся, что Татьяна Кунина и Екатерина Зюбина на судебном заседании сыграют  с ним в поддавки. Свидетель ответчиков в суде заявил, что считает Татьяну Кунину одной из самых компетентных и авторитетных участников ИГ. От имени ИГ она выступает на митингах, собраниях, публичных слушания и в городском совете, публикует статьи, готовит обращения в органы власти, но в организации пикетов не участвует. Только крайне убогий профессиональный уровень позволяет трактовать Константину Зиновьеву это утверждение  как «несознанку» и отказ от зеленых идеалов. А открытие доцента кафедры гражданского права Сибирского университета потребительской кооперации Константина Зиновьева, что кроме слов в суде требуется предъявлять доказательства, что ответчик свои «личные интересы» предпочитает интересам истца, сложно комментировать. Выдумывая подробности отказа ответчиков от принадлежности к «зеленому движению» и их «несознанки», лицемерно сетуя по поводу неэтичного поведения «отдельных представителей «гражданского общества, отказывающихся от своих деяний в пользу личных интересов», фантазируя по поводу эмоций судьи, он компрометирует членов ИГ и их аморальностью объясняет свою провал заказчику и общественности.


И АЖС-1 и ответчики согласны только в одном – ставшие достоянием общественности многочисленные факты нарушения законодательства, связанные со стройкой на пр. Коптюга, а можно «ставить вопрос и об уголовных преступлениях», безусловно, порочат деловую репутацию АЖС-1, его руководства и учредителей. Некоторые из этих фактов приведены в листовке. Но, как известно, ответчики освобождены от обязанности доказывать общеизвестные факты в суде.


Субъектом двух других «мифов», включенных в исковое заявление, АЖС-1 не является. Поэтому по закону истец не имеет права требовать по этому поводу сатисфакции. Из оставшихся семи «мифах» об АЖС-1 истец требует опровергнуть лишь один, связанный с оценкой возможной коммерческой прибыли от предпринимательской деятельности АЖС-1. По мнению истца, ответчики неправомерно использовали в этой оценке среднюю себестоимость квадратного метра жилья в Новосибирске, а АЖС-1 имеет возможность без ограничений увеличивать уровни зарплат и премий специалистов и подрядчиков, включая их в себестоимость. Информация об этом является коммерческой тайной. Но заместитель председателя СО РАН акад. Г.Н. Кулипанов сообщил на общем собрании СО РАН 15 ноября 2007 г., что скромная прибыль некоммерческой организации около 25-35% от строительства жилья может быть направлена на строительство служебного жилья для молодых ученых. Так что никакого криминала в обсуждении прибыли некоммерческих организаций нет. Если бы смета была опубликована, в оценках себестоимости не было бы необходимости.


Впрочем, если руководители и учредители АЖС-1 считают доводы Екатерины Зюбиной  и Татьяны Куниной неубедительными, то я готов предоставить им возможность еще раз поупражняться в защите мифа о своей оскверненной деловой репутации, публично повторив опротестованные в иске тезисы листовки «Защитим город-лес Академгородок». Думаю, что будет только справедливо, если шанс выиграть будет у обеих сторон, а не только у истцов. Но, учитывая, что по указанию учредителей директор АЖС-1 Николай Завадский вынужден тратить немалые средства на оплату услуг профессиональных сутяг, для снижения себестоимости услуг АЖС-1 в интересах застройщиков я предлагаю ставку 1:5. Впрочем, в вопросах чести - деньги не главное! Кстати, о чести. Попытка сбыть несвежий товар по завышенной цене дурно влияет на деловую репутацию. Поэтому в этот раз оценку деловой репутации я предложил бы уменьшить раз в десять.


А пока поздравим Екатерину Витальевну Зюбину и Татьяну Васильевну Кунину с благополучным завершением навязанной им бессмысленной борьбы по абсурдным обвинениям

Александр Рудницкий
_________________________ 
1. Текст с гиперссылками размещен по адресу http://arudnitsky.livejournal.com/..
2. Сиамские близнецы НОО «Сибирский сутяжник» и НАО «Сибирский медиацентр» поставляют  комплексные услуги по юридическому обслуживанию вместе со свидетелями. В данном случае, учитывая важность процесса, в качестве свидетеля  был призван исполнительный директор НАО СМЦ Алексей Крестьянов
3. Непрофессионализм доцента кафедры гражданского права Сибирского Университета потребительской кооперации ни в том, что он проиграл в суде оба безнадежных процесса, а в том, что позволил клиенту предъявить заведомо проигрышные иски. Впрочем, у него могли быть на это свои соображения.

 



Назад